Долгое эхо монгольских репрессий

By: Admin
2024-04-19
0
824

Информационным поводом для этой публикации о недалеком историческом  прошлом Монголии и современной транскрипции   тех тяжелых событий на земле древних кочевников стала  широко обсуждаемое на просторах монгольского интернет-сегмента  сообщение  о  подписании   меморандума о сотрудничестве с Азиатским культурным центром в   корейском городе Кванджу.  Документом предписывалось   тесное сотрудничество  государственной комиссии по реабилитации  Монголии  (ГКР) с Азиатским культурным  центром (АКЦ). Меморандум подписали председатель ГКР, вице-спикер Великого Государственного Хурала (парламент) Монголии Одонтуяа Салдан и президент АКЦ Ли Кан Хён.

Стороны  договорились   (цитата) «сотрудничать в обмене передовым опытом в области устранения негативных последствий и последствий политических репрессий, просвещения людей, а также открытия культурного наследия Данзанравжаа, которое было уничтожено во время репрессий в Монголии, и внесение этого наследия в Список всемирного наследия программы ЮНЕСКО «Память мира».  Казалось бы, святое дело помнить о тех, кто невинно пострадал в тридцатые годы  прошлого столетия,  понимать, сколько ущерба принесли необоснованные репрессии, в том числе и  духовности монгольского народа, культурному материальному и нематериальному  его наследию.  Ведь  об этом стараются не забывать   и оба  соседа  Монголии: Китай и Россия, также пережившие  трудные времена.

В то же время  (цитата) «государственная комиссия по организации работы по реабилитации жертв репрессий Монголии выступила с инициативой зарегистрировать культурное наследие V Гобийского грозного ноён Хутагта Данзанравжаа ( XIX век), наряду с  другим его наследием, связанным с репрессиями, в категории документальных материалов  ЮНЕСКО. В 1921-1939 годах в Монголии интенсивно продолжался  процесс репрессий, который нанес огромный вред жизни, здоровью и трудовой деятельности тысяч людей, и в то же время также нанес глубокий моральный и духовный вред, материальный ущерб их детям и потомкам», - подчеркнула   вице-спикер монгольского парламента, отмечая  при этом межгосударственное значение  работы  с ЮНЕСКО. Однако ряд положительных моментов в деле восстановления  полной исторической правды и справедливости был изрядно подпорчен    рядом публикаций   в прозападных   СМИ, осветивших  эту  инициативу в  антисоциалистическом и  антироссийском аспектах. При этом  обвинялся «коммунистический режим северного соседа»  в организации преследований  в отношении почти 30 тысяч   человек в течение всего социалистического периода с 1921 по 1991 годы.

Особое внимание  уделено  понятию репрессии в сфере культуры и культурных ценностей. (Цитата) «Любым репрессиям сопутствует репрессия в области культуры, что ведет к уничтожению, исчезновению культурного наследия, и такое явление наблюдается во всем мире. Поэтому появилось понятие “Репрессия в области культуры”. Профессор университета Луизианы, США Кевин В.Малкахи в 1984 году в своей статье “Официальная культура и репрессия в области культуры: На примере Дмитрия Шостаковича” в журнале “Этическое образование”, издаваемом университетом Иллинойса, впервые основательно затронул вопрос о репрессии в области культуры.

И общие слова о том, что уже  она «выразила убежденность в том, что ГКР может многому научиться из опыта АКЦ  в продвижении демократии и готова сотрудничать в проведении конкретных работ и мероприятий по укреплению прав человека, демократии и мира, а также в реализации совместных проектов и программ для предотвращения повторения подобных  ситуаций,  нарушений прав человека и репрессий в любой форме и гарантировать социальную и политическую безопасность» уже не представляли интереса для   монгольских читателей и пользователей. Потому что им была ясна подоплека  всей этой   бурной  деятельности.

Ряд журналистов   подчеркнули в своих статьях, что основой целью ГКР, наряду с восстановлением памяти  о невинных жертвах,  является  продвижение вопроса о  «культурных репрессиях» в международной организации  ЮНЕСКО и, как следствие  муссирование на  международном  уровне темы дальнейшей ответственности СССР, а также  правопреемнице  России  за  причинённый  Монголии ущерб, как в материальном, так и в морально-нравственном планах. Тем более, что   в то время пострадали и духовные лидеры МНР.

«В  Монголии было уничтожено огромное культурное наследие, нас заставили отказаться от национальной письменности и заменить её чужим алфавитом, но до сих пор все это официально не считается “репрессией в области культуры”, “государственным преступлением”.  А вот тут есть один очень весомый нюанс: в те годы в МНР практиковалось   каллиграфические написание  сверху вниз. Грамотного населения было не более трёх процентов, а  молодой республике требовались  специалисты в разных отраслях, чтобы  поднимать народное хозяйство. Обучать старомонгольскому каллиграфическому написанию большой отряд нарождающейся интеллигенции не предоставлялось возможным, переходить на китайские иероглифы – нецелесообразно. Выбора не было. И поэтому  монгольский язык переложили на  кириллическое написание.  И это помогло сформировать монгольскую армию, обучить  бывших кочевников владению  стрелковому оружию XX века, сформировать командный состав. Не следует забывать, что в  то время на границах Монголии и в Восточном Китае хозяйничали японские   милитаристы. Благодаря слаженным и умелым действиям советских и монгольских войск удалось остановить агрессию японской военщины на озере Хасан (1938)  и реке Халхин-Гол  (1939). Но об этом почему-то забывают.

Как и о том, что ещё (цитата)  «20 октября 1937 года была создана Чрезвычайная Комиссия во главе с Чойбалсаном для внесудебного рассмотрения дел арестованных (по аналогии с "тройками" в СССР). Вскоре после этого в МНР начались массовые репрессии против духовенства, разрушение монгольских монастырей и расстрелы лам. В 1938 году дацан Гандантэгченлин, объявленный по закону 1926 года центром буддийской веры в МНР, был закрыт». Так кто же  руководил репрессиями  в Монголии?

А вот еще один неопровержимый подлинный  исторический  факт.  В 1944 году, когда  шла  Вторая мировая  война, когда японская Квантунская армия  стояла  у самых границ Монголии,    Иосиф Сталин настоятельно порекомендовал Чойбалсану приступить к восстановлению древнего буддийского монастыря, равного которому не было в стране, а по величине – в мире. К концу 1940-х некоторые святыни были восстановлены, а монастырь был объявлен музеем, который содержался на государственные средства, хотя  не использовался в качестве полноценного религиозного объекта.

Музей-монастырь Эрдэнэ-Зуу хийд может похвастаться богатейшими коллекциями буддийских божеств и различных культовых изваяний, которым уже более 700 лет. Там собраны уникальнейшие образцы искусства местных ремесленников, мастеров-ваятелей, художников, народных умельцев, начиная со средневековья и вплоть  до XXI века. Также в экспозициях музея представлены изделия из бронзы, драгоценных металлов, традиционные предметы, которыми пользовались в быту монахи и для проведения культовых обрядов, включая культовые одежды и маски, при исполнении религиозных мистерий Цам. В 2004 году Комитет ЮНЕСКО включил в список объектов Всемирного наследия «Культурный ландшафт долины реки Орхон», главным объектом которого стал монастырь Эрдэнэ-Зуу хийд.

 Однако то, что было уничтожено, вряд ли подлежит восстановлению, но есть ещё один нюанс. Речь идет о массовом нелегальном вывозе из Монголии в США и страны Запада культурных ценностей. Вот свежая информация. «В рамках государственной программы «Культурное наследие Монголии» поэтапно реализуется комплексная работа по возвращению культурного наследия из-за границы. Посольством США было решено передать республике  16 окаменелостей шести видов динозавров. Исследователи подчеркнули, что это почти полностью сохранившаяся окаменелость этого вида, найденные только на территории Монголии.  С  2012 года начались работы по возврату палеонтологических и историко-культурных ценностей Монголии, нелегально вывезенных в США. Первая партия останков динозавров была впервые возвращена в 2013 году. Окаменелости динозавров были возвращены в 2014, 2016 и 2019 годах». 

И о чём тогда речь? Кто вывозил культурно-материальные ценности из Монголии?

А пока Улан-Батор  планирует  сосредоточить усилия на внесении в реестр ЮНЕСКО документов об уничтожении и сохраненном в  тридцатые годы  прошлого столетия культурно-религиозном наследии  монгольского народа. К работе  по  определению и систематизации  соответствующих объектов, формированию документальной базы для её последующей  регистрации подключены и музейные структуры. И не только они. В рамках   открытой  фотовыставки "Современная история Монголии: масштабные репрессии и уничтожение культуры»  в  южнокорейском АКЦ планируется  её проведение в США, Китае, а также в других странах Юго-Восточной Азии. По мнению  монгольских «западников», такие штрихи « к социалистическому  прошлому МНР» будут способствовать  у  монгольского населения, а также  у народов Азии  формированию только  негатива  в связке с «социалистическим прошлым»  и противопоставлением ему  «светлого демократического будущего».

Монгольские журналисты, взвешенно оценивая  все эти инсинуации прозападных СМИ  с недалеким прошлым, понимают,   что  в очередной раз внешнеполитическое ведомство США  вбрасывает  свои тезисы о российском империализме, пытаясь тем самым подтолкнуть монгольское общество к созданию идеологической платформы, основанной на  ненависти  к  социалистическому  прошлому  МНР. Но при этом забывают, что  только сплочённость, выдержка и дружба советского и монгольского народов  тогда  помогли одолеть в Азии  сильного и опасного противника – армию и флот Страны восходящего солнца в годы Второй мировой войны.  И очередное  вымарывание из общей истории   двух стран   подлинных,  достоверных, документальных  фактов,  переписывание, дописывание «летописи»  тех далеких  событий  в свою  идеологическую пользу,  наносит непоправимый вред всей мировой политике.

По информации  battsetseg@montsame.gov.mn, https://centralasia.media/, https://montsame.mn/,https://vk.com/

 

 


Сэтгэдэлүүд
Сэтгэдэл бичих
4 + 6 =

Create Account



Log In Your Account